work-flow-Initiative СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ НАШЕГО САЙТА

Исторический портал коллекционеров информации, электронный музей 'ВиФиАй' 16+

Путь

Соседние разделы

Операции

WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

События 90х

Оценка раздела:
Нравится
1
Не нравится

Далее в разделе: Эпоха 90х

- Страшная война в Чечне. 
- Президентские выборы 1996 года и все, что было связано с этими выборами, - безнадежные поиски демократического лидера, способного сплотить страну, крепнущий голос олигархов, нитевидный, пропадающий пульс реформ и невероятная победа больного и непоследовательного Ельцина.
- 97-й, запомнившийся энергией "Молодых реформаторов" на фоне начавшейся "информационной войны", интригами и битвами под кремлевским ковром.
- 98-й, в котором под грохот шахтерских касок, "рельсовой войны", "организованной профсоюзно-коммунистическим штабом", металось никем не защищаемое правительство Кириенко и дальше - кризис, дефолт...
- 99-й, полугодие которого уже на исходе, запомнится упрямым бездействием правительства Примакова, нарастающим напряжением в Думе, готовящей импичмент. Отставкой Примакова и провалом импичмента завершился этот политический год по кремлевскому календарю.
- Кризис 90х и все вытекающие от сюда последствия
- экономическая и политическая жизнь после разпада СССР

Кризис виден только из Москвы.

Дата публикации: 2018-12-03 02:39:59
Просмотров: 17
Материал приурочен к дате: 1997-10-20
Прочие материалы относящиеся к: Дате 1997-10-20 Материалы за: Год 1997
Автор:
Проведя неделю в Приморском крае вместе с правительственной
комиссией, корреспондент "Эксперта" пришел к выводу, что
энергетического кризиса в Приморье нет!.
 
 
   Татьяна Лысова.
   Проведя неделю в Приморском крае вместе с правительственной
комиссией, корреспондент "Эксперта" пришел к выводу, что
энергетического кризиса в Приморье нет!.
        Сложную ситуацию в крае можно называть кризисом
финансовым, кризисом управленческим, кризисом политическим или
даже психологическим. К энергетике все это почти не имеет отношения --
возможности производства электроэнергии в крае избыточны.
  Легенды и мифы Приморья.
        Странные и причудливые сведения регулярно доходят до
центральной России из далекого Приморского края. Участь местных
жителей из столицы видится незавидной: у них нет света, тепла, воды и
зарплаты. Зато есть довольно странный мэр Владивостока (по
совместительству -- народный целитель), загадочный представитель
президента (по совместительству -- генерал ФСБ) и вредоносный, но
неукротимый губернатор. Федеральный центр контролировать ситуацию
в Приморье не может никак, но исправно заканчивает туда деньги,
которые растворяются на необъятных дальневосточных просторах, не
принося никакого облегчения ни экономике края, ни местным жителям.
Короче, не регион, а черная дыра, язва на теле родины.
        Как оказалось, все это лишь отдаленно напоминает
действительность, которая тем не менее довольно сурова -- свет и в самом
деле порой отключают, зарплату задерживают, а угольщики бастуют.
        Дать ответ на извечные вопросы "кто виноват?" и "что делать?" --
крайне сложно. Сейчас можно назвать пять основных действующих лиц,
от которых зависит стабильность в крае: это АО "Дальэнерго", АО
"Приморскуголь", администрация Приморья, мэр Владивостока и
федеральный центр. Но договориться и начать действовать согласованно
они не в состоянии -- у каждого из них, как водится, своя правда. Все эти
фигуранты сильно напоминают соседей по коммунальной квартире, у
которых за много лет накопилась масса взаимных претензий. Что самое
страшное, в их "разборки" втянуты жители края -- они же и являются
главным оружием сторон. Как оказалось, вызвать гнев народа не так уж
сложно. Достаточно на пару суток отключить электричество в целом
городе или оставить угольный разрез без топлива, а можно не платить
зарплату сотрудникам "Скорой помощи". Дальше остается лишь
направить гнев митингующих и забастовщиков на своего недруга.
Увлеченные сведением счетов, инициаторы народных волнений не
задумываются о том, что их действия дискредитируют государство в
глазах местного населения, а Приморский край -- в глазах всей страны.
        В коммуналке установить мир и согласие зачастую может только
участковый, и Приморью сейчас тоже необходим человек, с одной
стороны, никак не замешанный в конфликтах, а с другой --
олицетворяющий Власть. Таким человеком для края стал Сергей
Кириенко -- первый заместитель министра топлива и энергетики (он
возглавляет рабочую комиссию Минтопэнерго по Приморскому краю,
действующую с начала июня). Пока г-ну Кириенко удается наводить
порядок в краевом ТЭК, не наживая себе врагов среди местного
руководства. Его позиция -- "во имя того, чтобы в крае горел свет, я буду
сотрудничать со всеми на свете". Поэтому и на вопросы прессы он
дипломатично отвечает, что виновных в сегодняшних энергетических
проблемах края он не видит. На простом языке это означает -- виноваты
все!
  Местная специфика.
        Понятно, что проблемы с энергоснабжением Приморья возникли
не только из-за некомпетентности местных руководителей. Уровень
профессионализма топливных генералов и местных властей во всех
регионах страны примерно одинаков. Однако за пределами Приморья
энергосистемы работают более устойчиво, тарифы на электроэнергию
ниже, а жители не сидят без света и тепла.
        У края есть свои особенности, которые при социалистической
системе хозяйствования заметной роли не играли, а теперь сильно
осложнили ситуацию в энергетике. Одна из них -- полное отсутствие
иных источников энергии, кроме угля. В Приморье нет своего газа и
нефти, и даже закупать большие объемы этих ресурсов край не может --
на территории нет ни газопроводов, ни нефтепроводов.
Гидроэлектростанции, дающие самую дешевую электроэнергию, в
Приморье тоже отсутствуют -- нет больших рек. Единственным
доступным сырьем для получения энергии остается местный
низкокалорийный и дорогой уголь.
        Осложняет ситуацию в крае и большое количество оборонных
предприятий, которые месяцами не получают финансирования, не платят
поставщикам и сворачивают производство.
        К тому же из-за спада производства в крае сильно сократилось
потребление, а с энергосистемами других регионов "Дальэнерго" связано
очень слабо, и отдать избыточную энергию некуда. Работа же
электростанций на 20-30% мощности не эффективна в принципе. В
сложившейся ситуации себестоимость электроэнергии объективно просто
не может быть низкой.
  Мал электрон, да дорого обходится.
        В то же время нельзя сказать, что страна безжалостно
отвернулась от приморцев, предоставив им самим разбираться с
изначально неэффективным энергетическим комплексом. Вовсе нет -- и
уголь, и электроэнергия в Приморье дотируются.
        Например, высокую себестоимость угля из шахт покрывает
государство за счет угольных займов МБРР. А крупнейшая в крае
Приморская ГРЭС является субъектом федерального оптового рынка
электроэнергии (ФОРЭМ), хотя фактически ничего на этот рынок не
поставляет. Зато из-за усреднения цен на ФОРЭМ отпускная цена
Приморской ГРЭС составляет 257 руб. за кВт/ч при себестоимости в 380
руб. Разница оплачивается за счет повышения тарифов другим
участникам рынка. К тому же Приморский край -- один из восьми
регионов, получающих компенсацию к энерготарифам из бюджета. Но
несмотря на все это потребители вынуждены платить за электричество
почти вдвое больше, чем в среднем по стране, -- 455 руб. за кВт/ч.
        Беда в том, что дотации с лихвой перекрываются постоянным
ростом себестоимости энергии, который уже нельзя объяснить только
спецификой хозяйства края. В принципе, сейчас любая региональная
энергосистема не заинтересована в снижении затрат, поскольку их можно
включать в тариф. Реальным инструментом борьбы с таким
иждивенчеством может быть только конкуренция между
производителями энергии, которая как-то сдерживает рост тарифов в
европейской части страны. Но энергосистема Дальнего Востока почти не
связана с другими, и поэтому реальной конкуренции "Дальэнерго" не
испытывает.
        То же самое можно сказать и о поставщике угля для "Дальэнерго"
-- АО "Приморскуголь": Приморская ГРЭС покупает уголь с
Лучегорского разреза по 120 тыс. руб. за тонну (при себестоимости 67
тыс.). Но завозить дешевый уголь из других мест невыгодно из-за
высоких железнодорожных тарифов.
        Получается, что почти полная автономность энергосистемы края
позволяет руководителям предприятий ТЭК не усложнять себе жизнь
дополнительной работой по снижению затрат, а федеральный бюджет и
местные потребители вынуждены оплачивать неэффективное
производство.
  Отключения, которых не должно быть.
        В начале лета, изучив обстановку в Приморье, правительственная
комиссия констатировала серьезные нарушения режима энергоснабжения
края: были введены ограничения на подачу горячей воды, прерывалась и
подача электричества. Однако говорить, что за все расплачивается
потребитель, не совсем корректно -- большинство потребителей, как
водится, как раз предпочитает не платить. Дебиторская задолженность
"Дальэнерго" уже давно составляет примерно половину объема
реализации. Это и есть основная причина отключений электроэнергии:
либо "Дальэнерго" отключает злостных неплательщиков, либо оно
вынуждено это делать из-за снижения запасов угля. Ведь и угольщики
таким же образом выбивают долги из энергетиков -- перестают
отгружать топливо. В обеих ситуациях прекращение подачи
электричества потребителям объяснимо, но делается это совершенно
недопустимым образом, и как всегда, страдают абсолютно невиновные,
но самые безответные -- жители края.
        Сергей Кириенко: "Из-за забастовки шахтеров Приморская ГРЭС
снизила нагрузку, возник дефицит мощности. Со всеми администрациями
городов и районов должен быть согласован график, кого в первую
очередь отключать, если будет дефицит мощности. Но уже несколько раз
случалось так: диспетчер запрашивает город, и ему дают номера фидеров
(линий передачи. -- 'Эксперт') для отключения, а после выясняется, что это
была больница или станция слежения. Иначе как провокацией это не
назовешь".
        Известен случай, когда город Дальнегорск был отключен
полностью на 36 часов за задолженность двух комбинатов -- АО
"Дальполиметалл" и АО "Бор". А во Владивостоке, наоборот, узнав, что
будут отключения, на каждый фидер посадили заложников -- так
называемых неотключаемых потребителей, и диспетчеру пришлось
гасить другие города.
        В результате этих безобразий энергетики получают кипы
телеграмм примерно следующего содержания: "Прекратите издеваться
над людьми! Повернитесь к народу лицом, посмотрите голодным
замерзшим детям в глаза. Дайте свет и тепло! Жители поселка Южно-
Морской".
        Правда, и сами руководители "Дальэнерго" не брезгуют
подобными методами давления на своих контрагентов. "Придавили мы
их немного отключениями, когда погасили села и деревни (ведь
неизвестно, кто за их дебиторкой стоит), так к нам сразу местные главы
пришли", -- так рассказывал один из руководителей о выяснении
отношений с муниципальными сбытовиками электроэнергии. (Дело в
том, что в результате приватизации предприятия по обслуживанию
распределительных сетей не вошли в состав АО-энерго, но в шестнадцати
регионах страны они получили право сбыта электроэнергии. Понятно,
что, собирая оплату с потребителей, сбытовики стараются покрыть свои
затраты живыми деньгами, а "Дальэнерго" достаются в основном
денежные суррогаты и зачеты.)
        Жителям же мало понятна эта организационная неразбериха, им
ясно только одно: не дают свет, за который они платят.
         Сергей Кириенко: "Кризис -- это если за энергию платят, а ее нет.
Если за энергию не платят и ее нет -- это нормально. Если же за энергию
не платить, а она все равно есть, -- это уже чудо!"
  Забастовки, которых не было.
        Надо заметить, что и забастовочное движение приморских
угольщиков имеет ряд особенностей, которые из Москвы вовсе не видны.
Действительно, люди не получают зарплату по три-четыре месяца. Но
хуже всего то, что, кроме московской комиссии, никто не дает себе труда
объяснить им, на что можно рассчитывать, чего им ждать. Самое же
обидное, что сентябрьские забастовки на Павловском и Лучегорском
разрезах начались именно тогда, когда появилась возможность
регулярно выплачивать зарплату и постепенно погашать старые долги.
        Вот как описал ситуацию председатель профкома Павловского
разреза: "У нас нет никакой информации о том, что делается. Вице-
губернатор Толстошеин заявляет, что надо разогнать всех шахтеров,
посадить их на социальные дотации, а уголь возить из Китая. А вице-
губернатор Рудь говорит, что зарплату надо давать только тем, кто не
бастует. Мы работали до двадцать пятого числа, но информации о
деньгах нет, дизтоплива нет, рабочие встали". Все сказанное абсолютно
верно, кроме причины остановки: на самом-то деле работы на разрезе не
могли продолжаться прежде всего из-за отсутствия топлива. Дабы зря не
простаивать, стачком объявил забастовку, и рабочие перестали
отгружать уже добытый уголь, требуя выплатить зарплату по сентябрь.
Заодно решили и насолить приморским властям за невнимание. "Местная
пресса про нас вообще не пишет, у нас коллектив две с половиной тысячи
человек, а губернатор летает только на малые разрезы, к нам не
заглядывает", -- жаловались нам угольщики. Поэтому железнодорожная
группа Павловского разреза во время забастовки перестала вывозить
уголь и с тех самых малых разрезов, к которым, по их мнению,
неравнодушен губернатор. Сергей Кириенко назвал эти действия
преступлением, тем не менее разговор с ним подействовал на угольщиков
благотворно, и они решили начать работу.
        Удалось московской комиссии остановить забастовку и на
Лучегорском угольном разрезе, которая, судя по всему, была
инициирована противниками объединения разреза и Приморской ГРЭС в
единое предприятие "ЛуТЭК" (см. ниже). Но и в этом случае у забастовки
были технологические причины -- за три последних месяца угольщики
настолько перевыполнили план, что продолжать добычу теми же
темпами стало просто технологически невозможно. И этот вынужденный
перерыв был использован для политических игр.
        Сергей Кириенко: "Я не готов упрекать людей, вышедших на
забастовку, особенно угольщиков -- они поверили первыми и начали
работать под обещания. Но когда в течение трех месяцев они не видели
результатов -- это выглядело как надувательство. К тому же я глубоко
убежден, что забастовка на Лучегорском разрезе, безусловно, была кому-
то выгодна. К сожалению, мы в крае наткнулись на массированную
агитацию против создания 'ЛуТЭКа'. Когда забастовка проходит
одновременно с собранием акционеров 'Приморскугля', на котором
должна решится судьба 'ЛуТЭКа', я в такие совпадения не верю. В ходе
поездки и встречи со стачкомами стало понятно, что все их
сопротивление построено на дезинформации коллективов и профсоюзов".
  Перемены, которые будут.
        "Создание 'ЛуТЭКа' -- абсолютно классная вещь! -- считает
губернатор края. -- Ведь Приморская ГРЭС стоит прямо на краю
Лучегорского разреза, но в 1993 году и ГРЭС, и разрез, и даже
внутренняя железная дорога акционировались отдельно".
        Объединение этих предприятий в одно целое -- одна из побед
Минтопэнерго, которая далась московским чиновникам нелегко.
Понятно, что руководители "Приморскугля" не горели желанием
потерять контроль над одним из самых перспективных угольных
разрезов. Теперь же и Приморская ГРЭС, и Лучегорский разрез станут
собственностью ЗАО "ЛуТЭК" (доли в котором поделят РАО "ЕЭС
России" и "Приморскуголь"). Объединение двух предприятий в одно
значительно снизит себестоимость производимой энергии: сократятся
расходы на управленческий аппарат, исчезнет НДС на уголь, его цена
для генерирующей станции практически будет равна себестоимости.
Сейчас уже рассматривается возможность объединить по аналогичной
схеме Владивостокскую ТЭЦ-2 и Павловский угольный разрез.
        Вообще же перемены, происходящие сейчас в энергетическом
комплексе Приморья, вскоре дойдут и до других регионов. И одной из
них будет ликвидация звена перепродавцов электроэнергии. Проблема в
том, что возникли и действуют они вполне законно, и лишить их
возможности перепродавать электроэнергию не так-то просто. В данном
случае руководителей распределительных сетей уговорили добровольно
отказаться от сбытовых функций в пользу АО "Дальэнерго": у каждого
из них Госэнергонадзор выявил нарушения, из-за которых можно было
отобрать у предприятия лицензию. Кроме того, комиссия обязала
"Дальэнерго" срочно передать на баланс местных администраций
объекты социальной сферы, содержание которых ежегодно обходится в
100 млрд рублей. По мнению руководителя программы реформ в
электроэнергетике Алексея Санникова, и у "Дальэнерго", и у
"Приморскугля" есть вполне реальные возможности уменьшить затраты
на 30%.
        Конечно, можно было снижать тариф в крае самым простым
способом -- выбивая значительные бюджетные дотации (на чем, кстати,
настаивает губернатор -- но ведь он не экономист). Однако есть и другие
решения, не столь обременительные для бюджета. Одним из них со
временем может стать экспорт приморского электричества в Китай.
Сергей Кириенко: "Без увеличения производства и сбыта электроэнергии
значительно снизить ее себестоимость не удастся. Поэтому мы сейчас
решаем вопрос финансирования со стороны РАО 'ЕЭС России' достройки
линии электропередачи на Китай. Это емкий рынок, который с
удовольствием берет электроэнергию".
        Если же станции заработают на полную мощность, тариф в крае
может снизится даже до 200 руб. за кВт/ч, что уже сопоставимо с
тарифами в европейской части России. А там, глядишь, и производство
начнет подниматься. Ведь клянется же губернатор Евгений Наздратенко
"раскрутить" за год промышленность Приморья до уровня 1994 года,
если только тариф снизится.
        Однако выполнять принятую правительством программу
"лечения" краевой энергетики надо очень быстро -- на это осталось
несколько месяцев. С будущего года все бюджетные дотации к
энерготарифам могут быть отменены, и если к этому моменту не удастся
снизить себестоимость, тариф может вырасти аж до 700 рублей. И вот
тогда в Приморском крае разразится действительно реальный, а не
выдуманный кризис.
  Вот приедет барин....
        Сергей Кириенко:
        -- Все необходимое для решения проблем есть здесь, в руках
руководителей. Тем не менее постоянно натыкаешься на такую
иждивенческую позицию: большинство из них считают, что проблема
уже решена, если они написали письмо или обратились с жалобой. Их
отчеты звучат примерно так: разрез не работал -- не было дизельного
топлива, я написал письмо и потребовал, чтобы нам дали дизельное
топливо. Все! Мне понравилась просьба на собрании "Приморскугля":
"Помогите нам на двести миллионов привезти трубы с такого-то завода".
Это при том, что на заводе еще никто не был! Я, конечно, могу взять и за
них съездить на этот завод... В сентябре Павловский разрез не работал
из-за отсутствия дизельного топлива, в то время как на Хабаровском
НПЗ уже были готовы цистерны, но в течение пяти дней из "Дальэнерго"
не давали разнарядку. И никто не виноват -- все руководители наперебой
объясняют, кто кому позвонил и что передал и какую бумажку написал.
        Аукцион по продаже дебиторской задолженности "Дальэнерго" в
начале сентября был фактически сорван: объявление о нем появилось в
газетах за день до его проведения, а участникам ведь надо было собрать
документы. Люди, желающие покупать долги, говорят, что это либо
издевательство, либо имитация бурной деятельности.
 
 
 
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: Проведя неделю в Приморском крае вместе с правительственной комиссией, корреспондент "Эксперта" пришел к выводу, что энергетического кризиса в Приморье нет!.

ПредыдущаяКак развивался грузино-абхазский конфликт
Следующая Украинские производители сахара долгое время жили только за счет России
Остальные материалы раздела: События 90х

Оставить комментарий

как гость

Новые альбомы:

Разработка страницы завершена на 0%
Яндекс.Метрика

Поиск

Язык

[ РУССКИЙ ]

Авторизация


Войти в social_apps
Social Apps

Поддержка



Подписаться на обновления сайта


Мы в социальных сетях

Мы в социальных сетях

Изменить размер шрифта: + -

Полезные советы...

Навигация


Новые материалы

Картинка недели

Адрес страницы: Действительный адрес: https://wfi.lomasm.ru/русский.события_90х/кризис_виден_только_из_москвы