Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей 'ВиФиАй' work-flow-Initiative 16+
СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ WFI Категории: Актуальное Избранное
Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей

Путь:

Навигация


Язык [ РУССКИЙ ]

Поиск
Подписка и соц. сети

Подписаться на обновления сайта


Поделиться

Яндекс.Метрика

Новые материалы

Картинка недели

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

Российская наука и техника

Оценка раздела:
Не нравится
2
Нравится

Категории

Страстные грезы профессора Вострикова

Дата публикации: 2020-05-05 01:12:06
Дата модификации: 2020-05-05 01:12:06
Просмотров: 154
Материал приурочен к дате: 2005-01-25
Прочие материалы относящиеся к: Дате 2005-01-25 Материалы за: Год 2005
Автор:
Профессор Анатолий Сергеевич Востриков страстно мечтает о двух вещах. Во-первых, сделать из высшего технического заведения, где он уже давно работает ректором, классический университет.
НГТУ
 
 
Профессор Анатолий Сергеевич Востриков страстно мечтает о двух вещах. Во-первых, сделать из высшего технического заведения, где он уже давно работает ректором, классический университет. Во-вторых, приютить у себя "бедствующих" ученых СО РАН. К тому же он по каким-то неведомым причинам не любит Российскую академию наук, и особенно гуманитарные ее институты,
 
которые уже самим своим существованием не дают ему в полной мере воплотить в действительность свои грезы. В недавнем интервью ТУ Информ от 29 декабря 2004 года (а это информационный бюллетень НГТУ) он дал волю своим чувствам, высказав весьма своеобразное мнение о том, что собой представляет РАН. Чего стоит такой пассаж:
 
"Я считаю, что правительство, когда полностью автономизировало АН от жизни, попросту создало кормушку для ученых РАН. Финансируется не сама академическая деятельность ученых, а ученые в составе РАН. У меня на этот счет взгляд очень жесткий. РАН - это кормушка для ученых и право для президиума самим распределять бюджет. Потому что руководители академии - это отнюдь не те люди, которые проводят исследования. Это люди, которые распределяют деньги. И они беспокоятся не за положение науки в России, а за положение самой Академии наук, ее административный статус".
 
Несколько странный тон интервью, с употреблением таких слов, как "кормушка для ученых" и суждений вроде "руководители академии - это отнюдь не те люди, которые проводят исследования" не делает чести ректору одного из крупнейших технических вузов, и тем более человеку, возглавляющему совет ректоров Новосибирска. И хотя хороший тон состоит в том, чтобы не опускаться в полемике до подобного рода тона, содержание интервью требует адекватного ответа.
 
В центре интервью - реформа образования и взаимодействие академической и университетской науки. По этому поводу разные люди высказывают самые разные мнения, часть из которых концентрируется вокруг западной модели так называемого "исследовательского университета". Часто говорят, что неплохо было бы в России сделать так, как это имеет место на Западе уже в течение около полутысячи лет, с момента возникновения университетов в Западной Европе, когда вся "чистая" наука, а через некоторое время и прикладные науки стали прерогативой университетов. При обсуждении реформы образования и науки в России часто говорят, что эта система имеет массу достоинств. Но сам по себе этот подход попросту неисторичен: при рождении науки никто не предлагал никаких альтернативных моделей развития, и существующее положение дел является продуктом исторических обстоятельств в Западной Европе, включая такие вещи, как автономия университетов, их на определенном этапе развития светский характер, раннее промышленное развитие западных стран и т. д. Исторические обстоятельства развития Российского государства имели значительное отличие от западных. Рождение и развитие Российской академии наук теснейшим образом связано со спецификой российской истории, и поэтому говорить "Давайте переделаем все, как на Западе" попросту нелепо и наивно.
 
Вообще, у меня складывается впечатление, что главными пропагандистами идеи перемещения фундаментальной науки в университеты России являются люди, которые крайне поверхностно знают реалии западных университетов, катаясь за счет государства по разным странам и видя лишь фасад тамошних реалий. Те же, кому пришлось в течение некоторого времени преподавать или заниматься научной деятельностью в крупнейших западных университетах, занимают в этом вопросе гораздо более обдуманную позицию. К таким людям я причисляю и себя, проведя достаточное время на Западе не в представительских поездках, а реально работая со студентами и коллегами учеными. Я являюсь сторонником сложившейся системы в России, когда фундаментальные исследования сосредоточены в РАН, не по причине того, что являюсь директором одного из академических институтов, о чем пойдет речь дальше, а потому, что знаю обе системы и могу сопоставить их эффективность в связи с национальными традициями и практикой в науке и образовании.
 
Но в конечном счете вопрос о том, где должна быть наука и как она должна соотноситься с преподаванием, как сделать сплав науки и образования более эффективным, является крайне серьезным для страны в целом - как для научных сотрудников, ведущих научные исследования, так и преподавателей высших учебных заведений. Совсем недавно, 23 ноября, прошло общее собрание Новосибирского научного центра совместно с представителями новосибирских университетов, на котором обсуждались как раз эти вопросы. Некоторое недоумение вызывало отсутствие на нем председателя совета ректоров Новосибирска, который, казалось бы, в наибольшей степени заинтересован в нахождении путей успешной кооперации академической и вузовской науки. В докладе первого заместителя председателя СО РАН академика Вячеслава Ивановича Молодина был дан обстоятельный анализ нынешнего состояния такого сотрудничества и его перспектив. В создавшейся ситуации поиски оптимального решения реформирования науки и образования ни в коем случае не должны сводиться к "простым" решениям. Но именно такого рода "простые" решения предлагаются г-ном Востриковым. Вот что он говорит, ничтоже сумняшеся, по поводу того, где, собственно, должна быть наука:
 
"Понятно, что такие уникальные вещи, как обсерватории, всегда будут существовать автономно. Или крупномасштабные ядерные исследовательские реакторы. Но таких научных объектов единицы. А все остальное должно, конечно, интегрироваться с университетами".
Итак, в СО РАН может с облегчением вздохнуть только Институт ядерной физики, поскольку ему позволено остаться автономным. Остальные извольте стройными рядами маршировать, вот только куда? Ну ясно, в НГТУ. Конечно, с некоторыми науками и соответствующими институтами будут временные затруднения, зато с другими нет никаких проблем - шагом марш в университеты. К таким наукам относятся науки гуманитарные, к которым господин Востриков относится с особой трогательностью.
 
В начале моих заметок было сказано, что он мечтает превратить технический вуз в классический университет. Об этом мне он говорил несколько раз в личных беседах, да это видно и по его практическим шагам. Какой же классический университет без философов, историков или филологов? И вот в техническом вузе, каковым является НГТУ, ректор Востриков вводит филологию, пытается создать философский факультет, пестует прочие гуманитарные ростки вроде подготовки официантов и рестораторов. Конечно, не все выходит, и кто при этом, думаете, виноват? Конечно же, Сибирское отделение РАН, где в нарушение всех рекомендаций господина Вострикова успешно работают институты гуманитарного профиля. Чем же они мешают ему? Вот суть его жалоб.
 
Некоторые науки вообще нелепо культивировать в РАН. В первую очередь это науки, которые предполагают вокруг себя социум. Например, философия. Как можно говорить о жизни, если вокруг тебя ее нет? Ведь Российская академия наук - это очень ограниченная сфера общения. А в университете, где вместе работают все поколения людей, для философских размышлений как раз больше натуры. Почему институты философии должны быть в РАН, с какой стати? В этом случае получается, как в известном лозунге: "Искусство - для искусства, наука - для науки". История. Ну что ее писать в СО РАН? Ты пиши здесь, в университете, вокруг тебя вся жизнь! А такая наука, как филология? Почему ее нужно изучать в отрыве от общества, от реального, пусть даже студенческого, фольклора? Конечно, она должна изучаться в университетской среде.
 
Трудно сказать, чего больше в этом пассаже - полного непонимания того, о чем человек говорит, или же нарочитого недоброжелательства? Тем не менее этот пассаж стоит некоторых усилий по его разъяснению. Господин Востриков считает, что философия изучает "жизнь", которой в академии "вокруг нету". Это потрясающее определение философии, которой рекомендуется изучать "натуру", находящуюся, естественно, в стенах университета, и не просто университета, а именно НГТУ. Рыдать хочется по поводу такого понимания философии, особенно, когда оно исходит от человека, который предпринимает усилия по созданию своего факультета философии. С точки зрения Вострикова, "некоторые науки предполагают вокруг себя социум". Что он при этом хотел сказать, используя загадочное в данном контексте слово "социум", понять затруднительно. Если речь идет о том, что всякая наука предполагает общественное признание, то это попросту банальность. Если же речь идет о специфике гуманитарных наук, то словечко "социум" ничего тут не прибавляет. Могу себе представить, что будет с бедными профессионалами в области философии, попади они в подчинение к такому человеку, как профессор Востриков с его крайне "утонченным" и "компетентным" пониманием философии. Куда же должны подеваться такие дисциплины, как эпистемология, философия науки, философская антропология, этика, логика, история философии и т. п., если им всем предписано "изучать жизнь" в отдельно взятом вузе?
Впрочем, я как философ, к счастью, не одинок в своих опасениях по поводу мощного "перескока" Вострикова в туманную область гуманитарных наук. Например, историкам предлагается забросить все их исследования в области археологии и феодализма, да и современная история России не должна писаться в СО РАН. Раздается бодрый призыв: ты пиши здесь, в университете, вокруг тебя вся жизнь! Я просто завидую будущим историкам, которые окажутся в НГТУ, - вокруг них будет вся жизнь! Ну а филологам предлагается еще более заманчивая идея - не отрываться от общества, а изучать студенческий фольклор. Какие заманчивые перспективы открываются перед гуманитарными науками и как лаконично, или даже лучше сказать, лапидарно изложены задачи, стоящие перед сибирскими гуманитариями. Опять-таки, согласно литературному фольклору, умри - лучше не скажешь!
 
Все это было бы ничего, если бы это исходило от кого-то другого. В ходе своей философской карьеры мне приходилось сталкиваться с самыми дикими идеями о том, чем следует заниматься философии. Эти идеи обычно высказываются людьми, которые "плавают" в научной дисциплине и ее канонах, в том, каков, как сейчас говорят, "мейнстрим" в этой области. Но высказывания подобного рода в устах человека, который занимает не последнее место в иерархии интеллектуальной элиты, производят странное впечатление. Видимо, демонстрируемая им нелюбовь к Российской академии наук настолько доминирует в его мыслях и поведении, что в высшей степени неординарные высказывания уже не кажутся ему неуместными и несовместимыми с его административным положением. Впрочем, не думайте, что поход г-на Вострикова против Российской академии наук ограничивается лишь гуманитарными науками. На очереди то, в чем господин Востриков должен быть компетентным, а именно, математика. Уже немало было им сказано нелестных слов о науке в СО РАН. Вот еще одно высказывание:
 
"То же самое могу сказать по поводу математики. Для исследований по математике не требуется большой материальной базы, их вполне можно проводить в составе университетов вместе с молодыми сотрудниками, студентами, аспирантами".
 
Это уже не просто легкий экскурс в область ненужности гуманитарных наук - тут целая программа, в которой даже чистая математика должна быть только в университетах, не говоря об остальном. Ну что тут сказать? Опять-таки чего тут больше - незнания действительного положения дел, специальной дезинформации общества о ситуации в науке, личной неприязни к руководству академии? Действительно, как можно интерпретировать такого рода обвинения, как: "Руководители академии - это отнюдь не те люди, которые проводят исследования. Это люди, которые распределяют деньги. И они беспокоятся не за положение науки в России, а за положение самой Академии наук, ее административный статус". ...А для президиума СО РАН нет ничего выше самого президиума.
 
Востриков вроде бы не знает о том, что все директора академических институтов СО РАН являются активными исследователями с впечатляющими результатами. "Распределяющий деньги" академик Николай Леонтьевич Добрецов, на котором лежит руководство огромным научным центром со всей социальной инфраструктурой, среди прочих научных исследований недавно завершил фундаментальный труд по геодинамике с использованием экспериментальных данных теплофизического моделирования мантии Земли. Первый заместитель председателя СО РАН академик В. И. Молодин вместе со своими сотрудниками совсем недавно открыл первое поселение городского типа в Западной Сибири ("Чича", Барабинская степь) с использованием геомагнитных методов и исследовал его уже археологическими методами. Вот такие научные исследования у "распределителей денег", у руководителей президиума СО РАН!
Говоря о необходимости соединения академических исследований и преподавания, г-н Востриков в своей критике РАН, видимо, забывает о том, что многие из наиболее здравых предложений в этом направлении уже воплощены в идее "исследовательского" Новосибирского университета, где преподавание ведется научными сотрудниками Академии наук. Например, на более близком для меня по роду деятельности философском факультете НГУ все преподаватели являются сотрудниками нашего института. И коль скоро речь идет об образовательной деятельности, которая ведется в Академии наук, то в том же Институте философии и права более 50 аспирантов.
Все эти и им подобные факты о реальной интеграции науки и образования уже давно стали общеизвестными, и для того, чтобы их игнорировать, нужен умысел. В чем же он состоит? Атаки на интеллектуальный потенциал России, основа которого сосредоточена в Российской академии наук, вызывают тягостное впечатление у всякого, кому дороги интересы и будущее России. Но атаки эти ведутся настойчиво, напористо. Трудно сказать, с какой именно целью господин Востриков уже не в первый раз присоединяется к этим нападкам, зачастую в оскорбительной форме, как это имеет место в упомянутом интервью. Академическое сообщество готово обсуждать назревшие реформы в науке и образовании, но с людьми компетентными в соответствующих областях и соблюдающими профессиональную этику, которая всегда была присуща российским ученым. К сожалению, г-н Востриков вторгается в сферу профессиональных гуманитарных исследований с рекомендациями, которые не выдерживают никакой критики и не заслуживали бы внимания, если бы они не высказывались им в разных аудиториях и кабинетах с упорством, достойным лучшего применения. Что же касается личной неприязни г-на Вострикова к Российской академии наук и ее руководству, то участие в попытках разрушить ее опять-таки не делает чести представителю той структуры, с которой г-н Востриков призывает нас воссоединяться.
 
В конечном счете у нас всех, причастных к науке и образованию в России, одна цель: учитывая сложившиеся традиции и используя лучшие особенности национальной культуры, служить процветанию России. Так уж сложилось, что фундаментальные научные исследования традиционно ведутся в Российской академии наук, а передача научных знаний молодому поколению - в университетах России. И не учитывать существующего положения дел - значит обрекать себя на неудачу в реформах, затеянных исходя даже из самых благих намерений.
 
Виталий ЦЕЛИЩЕВ. Доктор философских наук, профессор, директор Института философии СО РАН,зав. кафедрой гносеологии истории и философии НГУ.
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: Профессор Анатолий Сергеевич Востриков страстно мечтает о двух вещах. Во-первых, сделать из высшего технического заведения, где он уже давно работает ректором, классический университет.

Остальные материалы раздела: Российская наука и техника

Предыдущая Нацеленные на созидание
Следующая Оптимизм- с оговоркой

Оставить комментарий

Новые альбомы:


Разработка страницы завершена на 0%
Используйте средства защиты! Соблюдайте гигиену! Избегайте посещения людных мест!
Операции:
WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР
Полезные советы...