Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей 'ВиФиАй' work-flow-Initiative 16+
СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ WFI Категории: Актуальное Избранное
Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей

Путь:

Навигация


Язык [ РУССКИЙ ]

Поиск
Подписка и соц. сети

Подписаться на обновления сайта


Поделиться

Яндекс.Метрика

Новые материалы

Картинка недели

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

Обычные истории

Оценка раздела:
Не нравится
0
Нравится
Раздел для правдивых историй, заметок

Наверняка многим есть уже что рассказать. Сделали вы, к примеру, какое-нибудь феноменальное открытие из биографии своей малой родины. Выудили вместо щуки в реке осколок боевого снаряда. Откопали в огороде крест, сбитый молнией со старой церкви. И так далее, тому подобное. А ведь за каждой такой деталью кроется порой целая эпопея. Целые судьбы. Неразгаданное пока, но исторически ценное Одно Большое Целое…
 

Категории

СТРАНИЦЫ ИЗ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА

Дата публикации: 2018-02-19 23:27:56
Дата модификации: 2018-02-19 23:27:56
Просмотров: 673
Материал приурочен к дате: 1996-01-01
Прочие материалы относящиеся к: Дате 1996-01-01 Материалы за: Год 1996
Автор:
ВСЕ НАЧАЛОСЬ с разговора в редакции: А не выйти ли нам в море на яхте? У меня есть знакомый капитан...
 
ВСЕ НАЧАЛОСЬ с разговора в редакции: А не
выйти ли нам в море на яхте? У меня есть знакомый капитан...
Последующие слова потонули в шквале криков и аплодисментов. Предложение
было принято. Осталось ждать, что скажет капитан.
Через какое-то время нам передали веское капитанское
слово: В понедельник, в 9.00, на Речном вокзале . Собрались,
погрузились в автобус и покатили к Обскому морю, подбирая по пути
отставших и опоздавших.
Из автобуса вышли прямо в дождь и промокли раньше,
чем успели это понять. Капитан бодро плыл впереди.
Кстати, оказалось, что наш капитан это капитан-рулевой,
а капитана яхты еще надо дождаться (похоже, попал против течения дождя).
Но тут появился и он.
Рулевой капитан отправил нас в какую-то баню обсыхать,
а сам с яхтенным капитаном стал готовить судно к отплытию. Вооружаться,
то есть натягивать всякие веревки и развешивать на них паруса. Мы
пили чай, ждали и наконец-то погрузились на борт. Нефрит
вильнул мокрой пластмассовой скулой...
Дождь, серое небо, липкие клочки морского тумана
забирались в нос и рот. Шорты плохо защищали от брызг, волн и всяческих
девятых валов; яхта то и дело куда-то уваливалась и наконец, поскрипывая
ватерлинией, стала ложиться на другой галс. Рулевой закричал страшным
пиратским голосом: "К повороту! Поворот фордевинд!"
Новоявленные матросы заметались по палубе, пытаясь
увернуться от со свистом летящего гика, ухая в ахтерлюк или падая
ничком на палубу. Стаксель дьявольски захохотал, захлопал и перелетел
на левый борт.
"Набивай стаксель-шкот - жутко кричал
капитан, руля румпелем в открытое море. - Набивай еще, видишь,
шкаторину полощет!.."
Набив все что надо, я огляделся. Никого из наших,
вроде, пока не полоскало. Я только успел подумать, что шкаторина
это, наверное, какое-то жуткое морское ругательство, но тут
раздалось снова: "К повороту!.."
Минут через пять яхта вышла из аванпорта и легла
на курс. Все немного успокоились и расселись на разных банках и полбанках.
Я почувствовал, что сижу на какой-то не очень удобной части яхты.
Оказалось, что подо мной жесткая выступающая железка.
"Утка, - сказал капитан яхты, посмотрел
в мои ошалевшие глаза и добавил: На утку сел!
Утка матово блестела и злорадно ухмылялась.
"Врешь, рано вы мне утки подкладываете!"
Я обмотал шкот в тугую вокруг утиного горла и достал наконец сигарету.
Яхта благодушно прыгала по волнам. Рулевой капитан
тоже подобрел и начал объяснять, кто из нас обо что стукнулся, как
это называется и для чего нужно. Капитан яхты тем временем достал
из какого-то рундука блестящую дудку (она называлась туманный
гудок ) и предложил всем желающим подудеть. Желающие нашлись.
Звуки у них выходили самые туманные, и капитан яхты спрятал гудок
обратно, достав взамен лоцию Обского моря.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ тучи попрятались и вышло солнце.
Все уже освоились, впередсмотрящие бодро смотрели вперед и читали
через специальный морской бинокль номера на буях, поясняли, чем занимаются
береговые жители и пляжники. Шкотовые травили шкоты, рулевой капитан
поворачивал румпель красного дерева.
Нашей целью были Хреновые острова, и через пару
часов мы до них добрались. Острова действительно были не Бог весь
какие, и мы пошли дальше.
В самом углу Бердского залива нашлось отличное
местечко, и, намотав швартов на береговую корягу, команда сошла на
берег.
Капитан яхты, наколов щепок, растопил ведерный
самовар с трубой. Самовару это явно понравилось, он блаженно стоял
на горячем песке и что-то насвистывал себе под нос. Все остальные
(кроме самовара) собрались вокруг импровизированного стола (из трапа).
Почему-то больше всего на столе было редиски (то
ли сезон, то ли такой морской обычай, но редиски на девять человек
набралось не меньше трех кило). Даже картофельный горный массив, занимавший
четверть стола, выглядел затрапезной равниной.
Но всему хорошему когда-нибудь приходится уступать
место лучшему. Не прошло и получаса, как первые наевшиеся начали потихоньку
отползать от стола. Капитан яхты вздохнул и поставил еще один самоварчик.
Еще через полчасика, извалявшись в песке и наплававшись
в воде, экипаж начал потихоньку подниматься на борт. Это оказалось
нешуточным делом, ведь ни лестниц, ни лебедок для пассажиров на яхте
не предусмотрено. В конце концов изрядно поцарапанные леерами, фальшбортами
и полуклюзами все собрались на борту и стали потихоньку поворачивать
яхту к порту приписки.
Осталось только одно дело: высадить Глеба поближе
к электричке. Дело это мы провернули очень быстро, но Глеб умудрился
забыть на борту кроссовки. Если бы не зоркие глаза капитанов, заметивших
машущего тельняшкой путешественника, ехать бы ему в город босиком.
На обратном пути яхта попала в штиль. Она лениво
помахивала парусами и, похоже, спала. Разбудил ее рулевой капитан.
Румпелем.
Яхта зевнула, вошла в аванпорт и мягко встала
на свое родное место у причала. А мы... Мы пойдем снова!
Алексей САМОЙЛОВИЧ.
 
 
БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ...
Из школьной
программы
Итак, экипаж вышел под парусами, наполненными розой
ветров. Описание самого путешествия оставлю своим братьям и сестрам
по перу. Мне же хочется поведать о взгляде на нашу яхту с берега.
О взгляде Робинзона.
Покинуть борт нашего судна мне было необходимо досрочно:
профессиональные дела требовали неотложного вечернего присутствия
в городе.
Подходя к берегу, два наших бывалых капитана извлекли
из своих мудрых голов инструкцию По высаживанию больного с килевой
яхты на берег . Яхта класса Нефрит не может подойти
прямо к берегу, как обычная лодка. Осадка не позволяет. Поэтому в
инструкции сказано: подойти к берегу на безопасную глубину, спустить
паруса, на веслах дойти до глубины, на которой человек может стоять
на дне, и принять на руки больного. Затем, как дядька Черномор, вынести
его на сушу. Эта ассоциация с больным мне сразу не понравилась: какой-то
уж очень соленый морской юмор.
Тем не менее, другого способа высадиться не было.
Яхта подошла почти к берегу, остановилась, имея под килем положенные
осадкой 1 метр 36 сантиметров, я десантировался в двадцатиградусную
прохладу. Приняв из рук друзей сумку и фотоаппарат, пожелал им крепкого
ветра в спину, запечатлел для потомков наш корабль в профиль и выбрался
на берег вблизи Речкуновки. Обсох, полюбовался напоследок красотами
Бердского залива, облачился в городскую одежду... и тут понял, что
кроссовочки остались в каюте Еретика . А ветер действительно
задул достаточно крепкий, и яхта уже далеко... Тут мне стали понятны
и близки чувства людей, терпящих бедствие на воде, когда невозможно
докричаться до проплывающего мимо корабля. Но ведь не хотелось сверкать
голыми пятками в электричке и метро, и я пустился по береговой линии
в погоню за Еретиком и кроссовками...
Увы, белеющий парус удалялся от кромки воды по диагонали
вдаль. Кросс по песку продолжался, и вскоре я почти налете л
на отдыхающих горожан и автомобиль Волга. После убедительных
переговоров в Обское море полетели автомобильные гудки SOS. Попавшаяся
по пути двухметровая палка превратилась во флагшток, на котором трепетала
моя тельняшка, зазывающая вернуться мореходов. На третий SOS они стали
поворачивать. Браво, господин Морзе и автомобилисты! Ура!
После заплыва берег - яхта - берег
драгоценная обувь оказалась на своих законных левом и правом
местах и благополучно донесла меня до Новосибирска. По пути
я и написал эту историю.
Глеб ПЯТНИЦИН.
 
 
Словарь некоторых морских терминов
Аванпорт - начальная (конечная) остановка водного транспорта
с парусным движителем.
Ахтерлюк - люк на корме яхты. Обычно прикрыт крышкой, в
этом случае заменяет капитанский мостик.
Ватерлиния - условная черта, определяющая состояние суд на:
под водой значит, экипаж тонет, над водой пожалуй, сели
на мель.
Галс - короткий отрезок длинного пути домой.
Гик - кусок металлической трубы (на яхтах класса Нефрит ),
к которому крепится нижняя шкаторина грота. На других яхтах
гик деревянный (при повороте бьет по голове еще больнее).
Грот - самый большой парус, который смогли поднять
на Еретике .
Киль - отличает Еретик от швертботов.
Леер - перила вдоль корпуса яхты.
Лоция - палубная книга капитана и пассажира.
Набить - подтянуть веревку насколько хватит сил.
Отдать - отпустить веревку.
Потравить - почти то же самое, но не до конца,
иначе придется прыгать за парусом в воду.
Полуклюз - половина клюза.
Румпель - изящно выточенная из красного дерева дубинка.
Средство управления экипажем и яхтой.
Рундук - кладовка, а также спальное место юнги.
Скула - выпуклость в районе носа. Яхтенного. При хорошей
погоде видна над водой, при плохой погоде экипаж может нащупать скулу
на дне водоема.
Стаксель- передний треугольный парус, если он один.
Если их два, то стаксели (множ.).
Стаксель-шкот - веревка, которую набивают или отдают, чтобы
стаксель захлопал и перелетел ..
Швартовы- веревка, поддерживающая яхту на воде.
Шкот- любая веревка вообще.
Шкаторина - окантованный либо окольцованный край паруса.
При повороте крайне чувствительно может задеть стоящего, сидящего,
лежащего.
Уваливаться - увеличить (на глазок, без применения
транспортира) угол между диаметральной плоскостью яхты и
направлением ветра. Очень круто уваливаться не рекомендуется, чтобы
не свалиться.
Утка - не газетная. Простое приспособление для того, чтобы
не утонуть.
Фальшборт - ограждение на яхтах класса Нефрит ,
происходит не от слова фальшь , а от слова фал
тонкая веревка. По мнению знатоков...
Фордевинд - самый лучший ветер: дует прямо в корму.
 
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: ВСЕ НАЧАЛОСЬ с разговора в редакции: А не выйти ли нам в море на яхте? У меня есть знакомый капитан...

Остальные материалы раздела: Обычные истории

Следующая О тех, кому покоряются моря, а также реки

Оставить комментарий

Новые альбомы:


Разработка страницы завершена на 0%
Используйте средства защиты! Соблюдайте гигиену! Избегайте посещения людных мест!
Операции:
WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР
Полезные советы...