Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей 'ВиФиАй' work-flow-Initiative 16+
СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ WFI Категории: Актуальное Избранное
Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей

Путь:

Навигация


Язык [ РУССКИЙ ]

Поиск
Подписка и соц. сети

Подписаться на обновления сайта


Поделиться

Яндекс.Метрика

Новые материалы

Картинка недели

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

Миp искусства

Оценка раздела:
Не нравится
0
Нравится

Категории

Детективная хроника всемирной выставки изобразительного искусства

Дата публикации: 2018-12-01 02:10:20
Дата модификации: 2018-12-01 02:10:20
Просмотров: 464
Материал приурочен к дате: 1997-08-25
Прочие материалы относящиеся к: Дате 1997-08-25 Материалы за: Год 1997
Автор:
Каждые два года в Венеции проходит Всемирная выставка
изобразительного искусства. В знаменитых Садах (Giardini)
разворачиваются экспозиции разных стран мира, а в центральном
павильоне -- интернациональная, посвященная одной общей теме.
 
 
 Федор Яковлев, Михаил Рыжов.
        Каждые два года в Венеции проходит Всемирная выставка
изобразительного искусства. В знаменитых Садах (Giardini)
разворачиваются экспозиции разных стран мира, а в центральном
павильоне -- интернациональная, посвященная одной общей теме. И хотя
последнее время выставку все чаще называют анахронизмом (российские
острословы, например, любят сравнивать ее с ВДНХ), перешагнувшая
вековой рубеж Венецианская Биеннале по-прежнему считается самым
престижным арт-событием мира. Что касается России, то нынешняя, 47-я,
Биеннале, проходящая под оригинальным девизом "Будущее, настоящее,
прошлое", сопровождалась небывалым накалом страстей по поводу того,
кто будет представлять на ней наше искусство.
  Прошлое.
        В 1893 году король Италии Умберто I и королева Маргарита
отмечали серебряную свадьбу -- событие это, как тому и следует быть,
бурно праздновалось во всей вновь объединенной Италии. Венецианские
власти проявили наибольшую изобретательность и буквально за три дня
до годовщины решили устроить национальную выставку искусств в честь
торжества. Местом для экспозиции был выбран публичный парк (Giardini
di Саstello) близ Большого канала. Однако подготовка выставки, где
должны были быть представлены произведения уроженцев Венеции и
художников, работающих в этом городе, оказалась делом нелегким, в три
дня уложиться не удалось. Первая Биеннале открылась только 30 апреля
1895 года в построенном по этому случаю павильоне; король Умберто и
королева Маргарита, женатые к тому времени уже 27 лет, были в числе ее
почетных посетителей. Всего же на выставке, в которой приняли участие
художники из шестнадцати стран, побывали 200 тысяч зрителей.
        История Венецианской Биеннале прерывалась дважды -- в связи с
мировыми войнами. В десятые годы к центральному павильону
прибавляются национальные. Первый, бельгийский, был построен в 1907-
м, затем появились венгерский, немецкий, английский и французский.
Здание русского павильона было спроектировано архитектором
Щусевым и построено в 1913 году.
         Отбор произведений производится интернациональным
комитетом, который назначает директора и главного куратора выставки.
Комитет определяет и победителей в двух номинациях -- национальный
павильон и художник. Куратору выставки принадлежит концепция
главной экспозиции, которая разворачивается в центральном павильоне
и собирает художников разных стран. Выставки в национальных
павильонах Биеннале формируются комиссарами, назначаемыми
национальными культурными ведомствами. Комиссары вольны либо
создать экспозицию в русле общей концепции Биеннале, либо
представить свое, индивидуальное решение.
         Хотя Биеннале с самого начала декларировала приверженность
суперсовременным направлениям, с годами она превратилась в огромную
выставку-фестиваль, ориентировавшуюся на некий усредненный
художественный вкус. И только с середины шестидесятых, после
скандала, когда первая премия досталась радикальному американскому
художнику Роберту Раушенбергу, Биеннале вернулась к идее
представления самого передового искусства.
  Настоящее.
        Нынешняя Биеннале продлится до 9 ноября, но имена лауреатов
двух главных премий известны уже давно: это югославская художница
Марина Абрамович (представившая перформанс с отмыванием
окровавленных костей -- метафора балканской войны) и классик
германского авангарда Герхард Рихтер.
        Куратор 47-й Биеннале -- Джермано Челант, итальянский
теоретик искусства, директор американского музея Гуггенхайм. В
экспозиции, собранной им для центрального павильона, участвуют
бывшие россияне -- постоянно проживающие ныне в США классики соц-
арта Виталий Комар и Александр Меламид.
        Изначально планировалось, что Комар и Меламид займут место
не в центральном, а в российском национальном павильоне. Именно их
"виртуально-социологический" проект "Выбор народа" и должен был
представлять на нынешней Биеннале Россию. Так было решено еще
ранней весной -- и самими художниками, и российским Министерством
культуры.
        Но дальше начинается чистой воды детектив, за развитием
которого могли с увлечением следить читатели московских газет и
журналов. Сначала они узнали, что за несколько недель до Биеннале
Министерство культуры России отказалось принимать участие в
организации выставки Комара--Меламида. Чуть позже -- что и сами
художники уже не хотят представлять Россию и собираются принять
участие в экспозиции центрального павильона. Русский же павильон
оказывался пустым, и ходили слухи, что на него упорно претендовал
Михаил Шемякин. А за две недели до вернисажа выяснилось, что Россию
на Биеннале представит московский художник Максим Кантор.
        Как ни странно, именно после того, как кандидатура была
утверждена и вопрос, казалось, должен был быть закрыт, накал страстей
достиг высшей точки.
         Максим Кантор, сорок лет, художник "предперестроечной
волны" русского андерграунда 80-х годов, живет в Москве. Выставляется
с 1987 года, в основном в Западной Европе. В 1990 году, совместно с
Комаром и Меламидом, принял участие в экспозиции "Россия: изнутри и
извне" (Russia: within and without, Милуоки, США). Первая персональная
выставка в России должна пройти в Музее изобразительных искусств им.
Пушкина осенью 1997 года -- как заключительная часть мирового турне,
длящегося два года. На Венецианской Биеннале представлен его проект
"Криминальная хроника": 12 картин, исполненных в традиционной
технике -- маслом на холсте.
         Итак, московскому читателю были предложены две версии этой
истории, которые условно можно определить как "идеологическая" и
"финансовая". Напомним их вкратце.
        Версия первая в ее наиболее радикальном виде звучит так:
Министерство культуры внезапно для всего народа (но на самом деле,
конечно же, совершенно не случайно!) снимает свой гриф с "Выбора
народа" Комара и Меламида. А вместо опальных эмигрантов в русском
павильоне появляется Максим Кантор со своими фигуративными
картинами -- далекими от настоящего современного искусства, но
угодными цензуре. Результат: русский павильон выбивается из общей
картины Биеннале (заметим, впрочем, что американцы также
представляют фигуративную живопись), а московская "художественная
общественность" скорбит в ожидании наступления прежних порядков.
        Версия вторая, финансовая. На выставку Комара и Меламида
попросту не хватает денег, вместе со своим куратором, американской
организацией Dia-Center, они безуспешно ищут спонсора -- в том числе,
по информации "Эксперта", и среди российских финансовых структур, и в
российском отделении Фонда Сороса. Приблизительная стоимость
проекта -- 100 тысяч долларов, и эта сумма не набирается. (По
непроверенным данным, Dia-Center недобрал 30 тысяч долларов). И
художники, и Dia-Center решают, что разумнее принять предложение
Челанта и войти в экспозицию центрального павильона. Угроза того,
что русский павильон окажется пуст, становится вполне реальной. И тут
на сцене появляется Максим Кантор -- один из самых успешных в
рыночном отношении современных русских художников, который
находит деньги и представляет на Биеннале свои работы.
  Роман в письмах о будущем.
        Обе версии по определению субъективны, и проверить степень их
достоверности можно, лишь обратившись к официальным документам.
        Несколько лет должности комиссара и куратора российского
павильона занимал один человек -- московский искусствовед Виктор
Мизиано. С этого года ситуация изменилась: комиссар теперь --
министерский чиновник Константин Бохоров. А куратором становится
куратор выбранного проекта. Проект выбирается так. Художники и их
кураторы представляют свои проекты на обсуждение экспертному совету
Министерства культуры. Совет и решает, какой из них лучший.
        В этом году помимо проекта Комара--Меламида (с российской
стороны его представлял начальник управления изобразительного
искусства Минкульта Леонид Бажанов) экспертный совет прошли
проекты Олега Кулика и группы Медгерменевтика (куратор XL-галерея),
Тимура Новикова (выдвинутый Государственным центром современного
искусства), проект группы АЕС (сами себе куратор), Максима Кантора
(куратор Георгий Никич).
        Попробуем обратиться к протоколам обсуждений проектов.
Ничего не получается, как это ни парадоксально -- протоколов не
существует! Сразу приходит мысль о том, что они уничтожены либо
противниками Комара и Меламида, либо Кантора, что здесь пахнет
интригой.
        Все оказывается куда более прозаично. Протоколов нет,
поскольку их никогда и не существовало, они не были написаны и,
естественно, подписаны. Эксперты вызывались для доверительной
беседы, высказывали свое мнение (зачастую даже не зная, кто еще из их
коллег входит в экспертный совет), а потом из этих индивидуальных
точек зрения складывалась коллективная воля.
        Протоколов с мнениями экспертов нет, зато причины отказа
Комара и Меламида от участия в выставке в русском павильоне
отражены в документах, адресованных Альберто Сандретти (президенту
фирмы Moneta Im Pianti, итальянскому коммерсанту и коллекционеру,
спонсирующему содержание русского павильона в Венеции). Это письмо
Комара и Меламида и письмо директора Dia-Center М. Гована, оба
датированы 21 мая.
         Цитируем первое: "После всех разговоров с Россией мы поняли,
что у нас нет ни сил, ни денег на русский павильон. Germano Celant
предложил нам участвовать в международном отделе и мы делаем
маленькую инсталяцию. Огромное спасибо за участие в нашем проекте,
гостеприимство, за хлопоты и т.д. Увидимся в Венеции. Спасибо за все.
Алик & Виталий"(В цитатах сохранена орфография текста оригинала).
         М. Гован в своем письме выражает сожаление по поводу усилий,
вложенных в проект, который не может быть осуществлен, и дополняет:
"Dia-Center потратил больше денег и времени, чем было запланированно
на этот проект".
         Таким образом, основной причиной отказа в обоих случаях
названы деньги, что подтверждает вторую версию. Открытым остается
другой вопрос: почему Министерство культуры снимает свой гриф с
"Выбора народа"?
        Говорят о закулисных интригах Михаила Шемякина --
недоброжелателя и конкурента Комара и Меламида на американском
арт-рынке. Однако эта версия документально не подтверждается. Даже
если Шемякин и интриговал, то он не достиг желаемого эффекта хотя бы
уже потому, что Комар и Меламид приняли участие в общей
концептуальной выставке, а это престижно и безусловно поднимает
рейтинг художников.
        Следующая часть истории связана с прохождением проекта
Максима Кантора.
         Открывает ряд писем опять Сандретти -- теперь уже не адресат,
но автор письма, направленного министру культуры России 25 мая. "Не
мне Вам объязнить сколько разговоров и какие предположения
распростронились бы, если Русский Павильон остался бы закрытым, --
пишет он, -- особенно сейчас в период неясности о формировании и
проведении правительственной политики России во всех областях". И
далее: "Я осознаю, что осталось совсем немного дней, но позволяю себе
предложить Вам -- взяв на мою фирму полную ответственность за
организационный успех -- осуществить другой из проектов прошедших
экспертиз Минестерства Культуры, а именно выставка-антология картин
Максима Кантора. Он из художников своего поколения, один из самых
известных в России и пожалуй пользующийся большим престижом в
Западной Европе. Ради практичности, до того как обратиться к Вам, я
связался с художником и он мне подтвердил возможность вовремя
собирать в Венеции все необходимые картины и материалы, чтобы
экспозиция оказалась на должном уровне. Решение экономических
аспектов не будет нисколько относиться к Вашему Министерству".
         Конечно, судьба русского павильона заботит итальянского
коммерсанта в том числе и потому, что его фирма к этому моменту уже
вложила деньги в оформление выставочного пространства, и он
интересуется финансовой стороной дела, однако почему министерство
остается в стороне? И почему министерству приходится объяснять, кто
такой Максим Кантор -- художник, прошедший конкурс, устроенный
самим министерством?
        27 мая министр ставит резолюцию на письме Сандретти. И
документ отправляется вниз по инстанциям -- заместителям министра
Щербакову К. А. и Бажанову Л. А. с пометкой от руки "срочно" и
"согласен", а также машинописным текстом "Прошу рассмотреть и
внести предложения. Срок 2 недели". Подпись -- "Е. Ю. Сидоров
27.05.97."
        (Срок -- экстравагантный, ведь как раз через две недели должны
состояться открытие Биеннале и вернисажи в павильонах. -- "Эксперт".)
        Внизу документа от руки надпись "получено", странная дата
"30.94.97" и подпись г-на Щербакова. Даже если предположить, что под
этим понимается 30 мая, остается загадкой, как в пределах одного
министерства документ с пометкой "срочно" от одного кабинета до
другого следует два дня.
        В тот же день Хорошилов П. В. (также замминистра) направляет
официальное послание комиссару российского павильона К. Ю.
Бохорову, в котором информирует того, что "в адрес Министра культуры
Российской Федерации поступило обращение Президента фирмы
'Монета' Альберто Сандретти" (понадобилось всего пять дней, чтобы
комиссар павильона получил важную в этих условиях информацию. --
"Эксперт").
        Последний абзац гласит: "Однако просим учесть, что в связи с
отсутствием бюджетных средств, Министерство не сможет принять
участие в финансировании данного проекта". И только 1 июня
появляется письмо, направленное К. Ю. Бохоровым собственно куратору
выставочного проекта "Криминальная хроника" Г. Никичу.
         Цитируем: "С обращением не допустить неучастие России в
Биеннале-97 года и с намерением подержать заявленный Вами и
прошедший экспертизу прект художника М.Кантора 'Криминальная
хроника' высказались Посольство Российской Федерации в Италии,
фирма 'Монета', Дойче Банк, авиакомпания Люфтганза. В связи с этим
считаем возможным реализацию проекта 'Криминальная хроника' в
Российском павильоне на Венецианской биеннале и предлагаем Вам
представить материалы на рассмотрение Министерства культуры
Российской".
  Вечное.
        На этом история в письмах завершается.
        В итоге только 1 июня Кантор и его куратор Никич получают
возможность реализовать свой проект. Буквально за несколько дней они
успевают найти деньги, собрать картины по Европе и даже попасть в
каталог.
        Картины Кантора с июня висят в русском павильоне Биеннале и
провисят там до ноября, Комара и Меламида -- в интернациональном
павильоне, а кроме того, в Giardini нашлось место и московскому
радикалу Олегу Кулику. Он и его куратор Виктор Мизиано представили
свой проект в рамках так называемой альтернативной, молодежной
Биеннале.
        Итак, ко всеобщему удовольствию волк, коза и капуста
оказались-таки перевезены на берега венецианской лагуны. Российские и
экс-российские художники явили миру, как говорят в таких случаях, "весь
спектр современного искусства".
        Проблема лишь в том, что большинство участников, а главное
болельщиков, "весь спектр" совершенно не устраивает. На выставке
достижений всемирного арт-хозяйства, с их точки зрения, должно быть
представлено только суперсовременное искусство. Поскольку оно
единственно верное.
        Правда, есть и другая точка зрения.
Эксперт
 
 
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: Каждые два года в Венеции проходит Всемирная выставка изобразительного искусства. В знаменитых Садах (Giardini) разворачиваются экспозиции разных стран мира, а в центральном павильоне -- интернациональная, посвященная одной общей теме.

Оставить комментарий

Новые альбомы:


Разработка страницы завершена на 0%
Используйте средства защиты! Соблюдайте гигиену! Избегайте посещения людных мест!
Операции:
WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР
Полезные советы...