Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей 'ВиФиАй' work-flow-Initiative 16+
СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ WFI Категории: Актуальное Избранное
Исторический альманах, портал коллекционеров информации, электронный музей

Путь:

Навигация


Язык [ РУССКИЙ ]

Поиск
Подписка и соц. сети

Подписаться на обновления сайта


Поделиться

Яндекс.Метрика

Новые материалы

Картинка недели

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

Исторические заметки

Оценка раздела:
Не нравится
0
Нравится
Для материалов общего фарактера, не вошедших в другие исторические разделы сайта

Категории

Строился коммунизм в отдельной психбольнице...

Дата публикации: 2020-05-05 00:41:05
Дата модификации: 2020-05-05 00:41:05
Просмотров: 173
Материал приурочен к дате: 2003-05-14
Прочие материалы относящиеся к: Дате 2003-05-14 Материалы за: Год 2003
Автор:
Для кого-то жить по справедливости - просто красивые слова или один из способов обмана окружающих. Для многих совесть - чувство, мешающее жизни и процветанию.
 
Для кого-то жить по справедливости - просто красивые слова или один из способов обмана окружающих. Для многих совесть - чувство, мешающее жизни и процветанию.
 
Что и говорить, работать в современной чехарде представителям общества, которые стремятся жить по справедливости, сложно. Но зачем жаловаться на мир, который вокруг нас, если это только производное нашего внутреннего мира? Сильного человека среда не сломает. Да и равноценны ли жизненные блага и уважение окружающих?
 
Есть человек, при общении с которым в любом другом человеке просыпается все то лучшее, что, казалось бы, ушло от нас вместе со старыми фильмами в Лету. Этот человек не так давно отметил свое 75-летие, при этом у него остается офицерская выправка, желание и воля работать, защищать слабых, делать мир лучше. Было сложно добиться согласия главного врача психиатрической больницы NN 4 Ивана Семеновича Толпыго на беседу с ним о его жизни и, естественно, о состоянии психиатрии, которой он отдал почти 40 лет. Но сначала был Новосибирский мединститут, куда он пришел в погонах морского офицера, так как уже успел прослужить на Черноморском, Балтийском и Тихоокеанском флотах более 11 лет. После окончания института его, по всей видимости, ждала большая наука. Но в то время жена тяжело заболела, и ему пришлось оставить ординатуру на кафедре нервных болезней. По направлению облздравотдела пришел работать в новосибирскую психиатрическую больницу NN 14 (теперь NN 4). Позже узнал, что другие врачи от предложений трудиться в этом учреждении отказывались наотрез.
 
- Вы отработали в одной психиатрической больнице четыре десятилетия. Насколько трудно было в начале вашей карьеры?
 
- До больницы или хотя бы "Золотой горки" никакой транспорт не ходил. Из-за отдаленности больницы - 7 километров - от Дзержинского района, полного бездорожья, отсутствия телефонной связи врачам иногда приходилось дежурить по двое трое суток. Территория больницы не была огорожена - на возвышенном месте стоял небольшой деревянный дом, вокруг - несколько бараков и одно двухэтажное здание. Трудно и страшно словами передать то, что я увидел в больнице. В начале 60-х психиатрическая больница NN 14 была просто кошмаром. Условия содержания больных были значительно хуже, чем в тюрьмах и лагерях. Даже кроватей в отделениях практически не было. Больные в лучшем случае лежали на соломенных матрацах. Свирепствовали туберкулез, инфекционные, кишечные болезни.
 
Положением в психбольнице были озадачены руководители Новосибирского горисполкома. Принимались меры по ее закрытию, но ситуация в других психиатрических больницах города и области была сложная, не хватало площадей. В больницу часто наезжали руководители обкома профсоюза медицинских работников, отдела здравоохранения гориспокома. Проводили собрания в бане - других свободных площадей не было. Неплодотворные дебаты затягивались до 2-3 часов ночи. Результаты отсутствовали, обстановка все более накалялась.
 
Нужны были деньги, а финансирование психиатрических учреждений всегда в России осуществлялось по остаточному принципу. Средств на то, чтобы строить лечебные корпуса, жилые дома, пищеблок, котельную, аптеку, склады, бурить артезианские скважины, сооружать ограждение, строить дорогу к больнице, не было. Большим событием стало введение в 1963 году в эксплуатацию нового лечебного корпуса на 75 коек. Корпус был построен из бараков.
 
- Вы довольно быстро стали главным врачом...
 
- Не выдержав разрухи, шквала разборок и проверок, в 1966 году уволился главный врач больницы Терентьев. Желающих заменить его не было. Среди мужчин-врачей больницы членом КПСС был я один. Поэтому выбор пал на меня. Приказ о назначении главным врачом писался без моего согласия. На словах было сказано, что на меня посмотрят до весны. Сопротивляться или встать "в стойку" времени не было. До наступления холодов оставалось 20 -30 дней. Отопительные котлы к зиме не были подготовлены, топливо отсутствовало. Неделями приходилось находиться на работе. Помню, в первую зиму неоднократно долбили землю ломами, чтобы ликвидировать аварии на теплотрассе и водопроводе. Линии электропередач находились в аварийном состоянии, не подавалось тепло в лечебные корпуса, забор воды производился из естественных водоемов. У меня сохранилось чувство благодарности к сотрудникам, которые в то тяжелейшее время сутками работали рядом со мной. Той же зимой мы стали разогревать землю и строить двухэтажный корпус для пациентов. В течение года корпус был сдан в эксплуатацию, и тем было прекращено бескоечное содержание больных. Было трудно, но была вера, светлая цель, интерес изменить условия для душевнобольных.
 
- Самым трудным вопросом, наверное, оставалось отсутствие до больницы дороги? Мало кто знает, что дорога - заслуга вашей больницы, а не города, чьей собственностью она является.
 
- Делались заявления, что тому, кто построит дорогу от "Золотой горки" до больницы, нужно "поставить золотой памятник". И, действительно, те мучения, которые испытывали работники и родственники больных из-за бездорожья, были сравнимы с трудностями отдельных северных окраин России. Дорога была построена за 6 месяцев с ежедневным участием на ее строительстве 200 -300 сотрудников и больных. Сейчас плодами труда работников больницы и больных пользуются все жители города.
 
- Как развивалась ситуация дальше?
 
- С 1966 года до 1985-го ежегодно строились и вводились в эксплуатацию новые лечебные корпуса, лечебно-трудовые мастерские на 400 рабочих мест - 6 цехов. Были пробурены 4 артезианские скважины. В 1979 году был построен городской водопровод протяженностью более 2 километров, 2 линии электропередач, лаборатория, аптека, пищеблок, склады, котельная, жилые дома для сотрудников больницы.
 
Лечебно-трудовые мастерские больницы давали огромные прибыли, которые расходовались на строительство, закупался в большом количестве инвентарь, оборудование, автотранспорт и другая техника. Мы оказывали материальную помощь большому количеству лечебных учреждений Новосибирска. На городских промышленных предприятиях были открыты отделения для лечения хронических алкоголиков. Больные имели возможность трудиться и зарабатывать деньги, а больница получала строительный материал. К психбольнице поэтому проявляло интерес местное руководство Российской Федерации и СССР. Кроме того, наше учреждение часто посещали иностранные делегации из Америки, Канады, Германии, Польши и других стран.
Следующим этапом должно было стать строительство четырехэтажного лабораторного корпуса, двухэтажного корпуса под аптеку и канализационного коллектора. По плану предусматривалось строительство еще 7-ми лечебных корпусов, пансионата-гостиницы и 2-х корпусов для лечебно-трудовых мастерских. Удалось построить только здание аптеки.
 
- Но почему?
 
- Были люди, которые подавляли нашу инициативу. Открыто они действовать не могли, поэтому в ход пускали анонимки, доносы, шантаж. За 36 лет работы контрольно-ревизионным управлением только один раз был обнаружен ущерб, который руководство больницы причинило государству, в размере 32 рублей... А вот сколько за эти годы работало контролеров и ревизоров, инспекторов - трудно подсчитать. Иногда съезжалось до пяти групп различных проверяющих, и тогда лечебно-организационной и строительной работой заниматься было некогда. Я до сих пор удивляюсь тому, как выдерживал мой организм все перегрузки... Но я знал, что у меня мощная поддержка коллектива, местных партийных и советских органов. С этой верой я жил и живу сейчас.
 
- Вы верите в Бога?
 
- Хотя в настоящее время не принято говорить положительно о роли КПСС в управлении страной, но я не верю и тем "коммунистам", в том числе и в правительстве, кто срочно побежал креститься в церковь. Делают это они не от веры в Бога. Известна и поговорка: как потопаешь, так и полопаешь. Я не против веры в Бога, но твердо уверен, что в стране, помимо этой веры, должна быть сильная власть и сильная руководящая партия.
 
- Видите ли вы возможности для дальнейшего развития вашей больницы?
 
- С начала перестройки и до сегодняшнего дня психиатрические больницы идут постепенно к развалу. В ближайшие годы больница достигнет уровня 60 годов. За годы перестройки в отделения больницы мебель, постельные принадлежности, одежда и обувь не приобретались. Отделения еще пока живут на тех запасах, которые остались от эпохи "застоя". Те финансовые источники, которые имела больница за счет прибылей, отчисляемых лечебно-трудовыми мастерскими, рухнули вслед за промышленными предприятиями, с которыми они находились в договорных отношениях. Одной из причин разрушения мастерских были и непомерные налоги с зарплаты больных.
За более чем 10 лет на капитальное строительство не было выделено ни одного рубля. Поэтому остановлено строительство лабораторного корпуса и канализационного коллектора. Практически отсутствует финансирование на текущий ремонт. Забавные мероприятия проводятся управлением здравоохранения города. Осенью подводятся итоги по подготовке к зиме: те учреждения, которые получают достаточное финансирование на капитальный ремонт, получают премии, а те, у кого нет такого финансирования, целую зиму дрожат в ожидании аварий.
 
Сводится к нулю все, что было достигнуто в предыдущие годы. В здравоохранении укоренились приоритеты, в которые психиатрия не входит. Если на медицинскую отрасль смотреть в целом, то можно с уверенностью говорить о том, что, как психиатрия, так и другие профили медицины заняты в основном преодолением последствий злоупотребления алкоголем и наркотиками.
 
- Как питаются душевнобольные?
 
- Даже во время Великой Отечественной войны в госпиталях было удовлетворительное питание и материальное обеспечение. Сейчас мы кормим больных на 13 рублей, а лечим на 9. По питанию психиатрические больницы не могут достичь того денежного довольствия, которое имеется в настоящее время у лиц, находящихся в местах лишения свободы.
 
- Как вам, несмотря на все это, удается уже в течение 10 лет не прибегать к платным услугам?
 
- Платные услуги оцениваю как путь медицины в никуда. От них больше вреда, чем пользы. Ведь 70 процентов от платных услуг идет в фонд заработной платы медицинских работников, причем в основном главному врачу и тем, кто ближе к начальствующему столу, и только 30 процентов остается на закуп медикаментов, техники и так далее. В обострившейся в стране ситуации в связи с быстрым ростом алкоголизма и наркомании я придерживаюсь собственного мнения: наркоманы не могут быть "товаром" на рынке медицинских услуг. Лечение их должно осуществляться за счет государства и по 30-ти утвержденным методикам. Нельзя национальное бедствие превращать в благо для дельцов от медицины.
 
- Что вы имеете в виду, говоря, что наркоман стал "товаром"?
 
- В последнее время в Новосибирске появилось не менее 50
коммерческих медицинских учреждений и частных лиц, которые занимаются лишь частичным купированием абстинентного синдрома. Психиатры-наркологи далеко не всегда имеют достоверную информацию о происходящем в некоторых медицинских центрах. Сотрудники этих структур, вероятно, с целью рекламы создают вокруг себя ореол таинственности и всемогущества. По сведениям же, полученным от больных, поступающих к нам в стационар, или от их родственников, результаты там нулевые, а некоторые методики и вовсе являются угрозой для жизни пациентов. Так, в некоторых клиниках для снятия ломок используются атропиновые комы. Когда начали применять атропин, то я и другие врачи выступали против этой методики. Однако появились статьи, а потом даже, кажется, вышла инструкция министерства, что атропин можно применять для купирования ломки. Частные наркологи используют дозы атропина, во много раз превышающие разрешенные нормы (чтобы добиться обморока, той дозы просто не хватит), а здесь, как говорится, до смерти четыре шага. Кроме того, данный препарат ухудшает и без того плохое состояние мозга больного наркоманией. У наркозависимого и так наблюдается токсическая энцефалопатия, а он еще и атропиновую зарабатывает.
Когда врач получает немалые деньги, то он о морали и о том, что не пользу, а вред приносит, нередко забывает. У него иная цель - получить материальную выгоду. То, что применяются различные методики, - гемодиализ, гемосорбция, плазмофорез - это, я считаю, в основном демонстрация чудодейственных средств, спектакль для родственников. Такой плутовской наркологии в прошлом не было. Частные наркологи и коммерческие организации заинтересованы в том, чтобы наркоманов было много. Их не останавливает даже то, что берут они деньги, полученные преступным путем. 95 процентов наркоманов нигде не работают и ведут далеко не праведный образ жизни, поэтому врачи и сами оказываются в доле с криминалом.
 
- А взятки вам часто предлагают?
 
- Довольно часто пытаются за что-то отблагодарить. Сейчас я предлагаю таким "слишком благодарным" оказывать благотворительную помощь больнице и больным, а никак не главному врачу. Не так давно был смешной случай. Как-то пришла ко мне бывшая работница ревизионных органов (при проверке нашей больницы она всегда вела себя достойнo) по вопросу, касающемуся ее родственника. Одета была бедно, однако по выписке своего подопечного приносит мне конверт. То есть в прежние времена она знала, что я не взяточник, а тут решила, что я вместе со многими другими перестроился.
 
- Я слышала, что интересы своих больных вы отстаиваете в самых разных инстанциях, в том числе это касается незаконного лишения больных жилья, квартир.
 
- А кто за них еще заступится?! Правда, отстоять интересы больных бывает очень трудно. Наша судебная система делает все, чтобы отсрочить разбор подобных дел. А когда проходит 5 лет, либо срок давности истекает, либо больной погибает. Недавно мы выиграли квартирное дело в Заельцовском районе, но нужно сказать, что больных, у которых отняли квартиры, только в нашей больнице около 20 человек.
 
- У вас есть боевые или другие награды?
 
- Из основных можно назвать медаль "За боевые заслуги" и орден "Знак Почета". Были и такие награды, которые государство вначале давало, а потом как бы "репрессировало". Так, если мой отец пострадал в период сталинских репрессий, то я - в период ельцинского правления. Именно при этом правителе были отменены пенсии республиканского значения, назначенные тем, кто всю жизнь трудился во благо государства. В число "разжалованных" попал и я.
 
- А чем вы занимаетесь в свободное от работы время?
 
- Очень люблю физический труд в любом его проявлении. Уж если картошку сажаю, то никакой неурожайный год на ней не отражается. Если занимаюсь огородничеством, то овощи и фрукты на моем участке должны быть идеальными. А совсем недавно своими силами я закончил строительство дачи. По словам тех, кто ее видел, она - воплощение русского зодчества. Кстати, резьба по дереву - одно из моих любимых занятий в свободное время.
 
- Кажется, совсем недавно вы победили на каких-то зимних соревнованиях?
 
- Это была командирская лыжная эстафета, посвященная 110-летию Новосибирска. Состоялось соревнование между главными врачами.
 
- Очень многие, сталкиваясь даже с частью ваших проблем, начинают злоупотреблять алкоголем, а вы не пьете совсем. Как вам это удается?
 
- Именно трудности побудили меня полностью отказаться от спиртного. Плыть из течению, задурять свою голову алкоголем, становиться слабее на радость врагам мне показалось слишком унизительным. Напротив, я решил опровергнуть лживые по своей сути слова одного политика, что не пьют только подлецы и подонки. Кроме того, у меня был еще один важный аргумент для отказа от принятия спиртного. Что вы скажете на то, если в церкви будут работать атеисты? Бред да и только. Тогда почему многие врачи-наркологи и психиатры позволяют себе "баловаться" этим совсем небезобидным видом наркотика? И можно ли после этого называть их врачами? При здоровом образе жизни в организме человека и так вырабатывается достаточно веществ, которые позволяют ему быть бодрым и веселым.
 
- Судьба вас часто старалась обидеть, а живет ли в вас чувство обиды на что-нибудь?
 
- Мне очень обидно за последние годы, когда мы понесли огромные потери, но хочу верить, что Россия снова возродится в великую державу мира.
 
Светлана ПИМЕНОВА.
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: Для кого-то жить по справедливости - просто красивые слова или один из способов обмана окружающих. Для многих совесть - чувство, мешающее жизни и процветанию.

Оставить комментарий

Новые альбомы:


Разработка страницы завершена на 0%
Используйте средства защиты! Соблюдайте гигиену! Избегайте посещения людных мест!
Операции:
WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР
Полезные советы...