work-flow-Initiative СОХРАНИ СВОЮ ИСТОРИЮ НА СТРАНИЦАХ НАШЕГО САЙТА

Портал коллекционеров информации, электронный музей

'ВиФиАй' 16+

Путь

Соседние разделы

Операции

WFI.lomasm.ru исторические материалы современной России и Советского Союза, онлайн музей СССР

К началуК началу
В конецВ конец
Создать личную галерею (раздел)Создать личную галерею (раздел)
Создать личный альбом (с изображениями)Создать личный альбом (с изображениями)
Создать материалСоздать материал

Обычные истории

Оценка раздела:
Нравится
0
Не нравится
Раздел для правдивых историй, заметок

Шансов реализовать проект моего моста практически нет

Дата публикации: 2019-01-15 04:26:56
Просмотров: 180
Материал приурочен к дате: 1997-09-15
Прочие материалы относящиеся к: Дате 1997-09-15 Материалы за: Год 1997
Автор:
 
 Юрий Аввакумов: "Шансов реализовать проект моего моста
практически нет".
         Интервью взяла Анна Фолманис.
Победитель российского архитектурного конкурса "Ожившие мосты" в
интервью журналу "Эксперт" сообщил, что собирается построить не
более чем макет.
         -- Как выглядит ваш "оживший" мост?
        -- Конструкция его предельно лаконична. Мост представляет
собой семиступенчатую арку-ферму с двухсотсорокаметровым пролетом.
Соединяя берега, она подвешена к треугольным мачтам, несущим на себе
всю ее тяжесть. А основная использованная мною форма -- лестница,
точнее говоря, два остроугольных клина-лестницы, сходящиеся над
серединой реки. Под лестницей, вися над водой, располагаются
помещения -- залы разных размеров.
        -- Почему проект назван "Красная горка"?
        -- "Красная горка" -- старинный русский праздник, который
отмечался весной в период разлива рек. На сухих возвышенностях --
горках -- народ справлял свадьбы. В названии отражена праздничная
стихия, поскольку главное предназначение моего моста -- быть местом
всяческих увеселений, гульбы, торжеств, семейных праздников,
карнавалов и просто приятного времяпрепровождения. Можно сказать,
что все основные элементы его конструкции с этой точки зрения
функциональны. Залы -- свободные пространства, где могут проходить
выставки, устраиваться банкеты и встречи. А полутораметровая ширина
ступеней лестницы предоставляет разнообразные возможности их
использования: летом можно выставлять рядами столики (как во
французских кафе) или торговые палатки; зимой -- выкладывать трассы и
спускаться на лыжах... В названии "Красная горка" есть еще один смысл:
мост расположен рядом с Красной Пресней. Этим соседством
продиктован и основной цвет постройки -- красный.
        -- Какие проекты предложили другие участники конкурса?
        -- Например, мост Саши Бродского -- это прямоугольный в плане
остров, стоящий на четырех огромных коринфских капителях,
поднимающихся из воды. На блюде, к которому перекинуты мостки с
берегов, -- райский сад: попасть на остров, как и в любое "райское" место,
довольно сложно.
        Мост, спроектированный Андреем Чельцовым, предназначен для
времяпрепровождения людей, живущих в мире Интернета: по идее
автора, виртуалы могут прийти на мост, подключиться к сети и уйти в
свою компьютерную реальность.
        Миша Белов представил "жилой" мост как огромное здание, в
котором он предполагал разместить офис Мост-банка, впрямую
адресуясь к генеральному спонсору выставки.
        А мост Юры Козина -- это три поэтичных поющих синусоиды.
        -- Будет ли какой-нибудь из "живых" мостов построен?
        -- Он уже построен, хотя конкурс никак с ним не связан. Это
торговый мост в "Москоу Сити" Бориса Тхора. Что же касается
названных проектов, то шансы, что какой-нибудь из них реализуется,
практически отсутствуют.
        -- В таком случае, что означает победа в этом конкурсе с
финансовой точки зрения?
        -- Выиграть такой конкурс -- значит участвовать в престижной
выставке со своим макетом. Стоимость макета, можно сказать,
символическая -- 2,5 тысячи долларов. Мы сделаем мост с моим
постоянным партнером Сергеем Подъемщиковым. Мой мост будет сделан
из металла.
        -- О реальном строительстве речь не идет, однако по условиям
конкурса мост через Москву-реку надо было проектировать в
определенном месте...
        -- Это, конечно, усложняло решение проблемы, но с
ограничениями работать всегда интереснее. В пятистах метрах уже
существует первый московский мост такого типа, и нужно было как-то
соотнести проект с реальностью. Мой мост -- отдельное городское
событие, имеющее собственное, заданное топонимикой города название.
Можно сказать, что реальность помогла найти особую форму, название
и функцию моста.
        -- Случайно ли, что все перечисленные вами конкурсанты
известны как бумажные архитекторы?
         Бумажная архитектура -- особая область творчества, лежащая на
стыке собственно архитектуры и графики: конечным результатом для
автора становится сам проект, то есть здание, представленное на листе
бумаги.
         -- Конечно, нет. Первая тактическая задача состояла в том,
чтобы сделать модели, которые смотрелись бы в пространстве общей
выставки, а это умеют только бумажные архитекторы. Так называемые
работающие архитекторы такого опыта почти не имеют. Если говорить
о рождении новых форм, то этого можно было ожидать опять-таки
только от бумажных архитекторов. И еще у бумажной архитектуры и
бумажных архитекторов есть маленькая, но мировая известность, а наша
реальная архитектура, к сожалению, в западной жизни не котируется.
        -- Но в принципе любой из представленных проектов можно
воплотить?
        -- Естественно, рисуя, я думаю о работе конструкции. Любое
строение -- это проекция воображаемого. Если луч фонарика направить
на ближайшую стену, то мы увидим круглое очертание собственно
фонарного луча. Воплощение проекта -- это стенка, которую нужно
вовремя поставить. Хотя, конечно, бумажная архитектура сама по себе --
отдельный жанр искусства, а потому не требует обязательного
воплощения.
        -- Может быть, проекты не реализуются, потому что нет
подходящего заказчика?
        -- Дело вовсе не в заказчике -- это попросту привычная жалоба
архитектора: вот был бы заказчик образованный, я бы ему такое
придумал... Любой заказчик образовывается -- кто семь лет назад знал
про модные дома Валентино, Босс или Армани? То же самое могло бы
произойти и с архитектурой -- и вообще с искусством. Причина скорее в
том, что наш архитектор не может придумать -- у него нет специальной
тренировки. Можно долго бегать по своему манежу, но пока ты не
выехал на международные соревнования, тебе не с чем сравниваться.
Западные архитекторы по разным организационным причинам ничего не
строят в Москве. Мы в архитектурной изоляции, мы продолжаем
отставать: то, что строится сегодня, не идет дальше провинциального и
очень старого постмодернизма. Его легко делать и легко продавать не
очень образованному заказчику -- и вот результат...
        Рано или поздно, конечно, рынок возникнет. Изоляция -- только
одна из причин. Я вовсе не идеализирую западную архитектуру, но она,
по крайней мере, находится в динамическом поиске, и это приводит к
правильным результатам. А наша реальная архитектура в поиске не
находится, а пребывает в летаргическом застое.
        -- Получается, что поиск происходит только в бумажной
архитектуре?
        -- Наверное, так. Но, к сожалению, идеи, которые в ней
рождаются, не становятся достоянием общества: проекты занимают свою
полумузейную лакуну -- и все. И пока не возникнет рынка современного
искусства, боюсь, эта ситуация будет сохраняться. А с ходу учредить
современную архитектуру в отдельно взятой стране не удается.
  Ожившие мосты.
        Выставка "Ожившие мосты", об открытии которой в
Третьяковской галерее на Крымском валу "Эксперт" сообщал, приехала в
Москву из Лондона. Осенью минувшего года она была развернута в
залах Королевской академии художеств (в подготовке ее участвовал
также парижский Центр Жоржа Помпиду). Представленные в залах
академии макеты, рисунки, чертежи "обитаемых мостов" (горожане не
просто переходили реку, но могли зайти в лавочку или меняльную
контору, тут же на мосту расположенные) вызывали не просто интерес --
умиление зрителей. Тем более что макеты мостов были перекинуты через
искусственную "реку времени", протекающую через все залы академии.
Макеты мостов, представленные на лондонской, а теперь и на
московской выставке, воссоздают как когда-либо существовавшие и
разрушенные, так и никогда не существовавшие "живые" мосты.
        Сейчас в мире осталось всего три "живых" моста: всемирно
известные Понте Реальто и Понте Веккьо в Италии и мост в английском
городе Бад. В отличие от своих итальянских родственников, возникших
на гребне средневековой моды на такого рода сооружения, британский
мост был построен в 1778 году -- чтобы соединить поместье сэра Уильяма
Палтни на одном берегу реки Эйвон и модный курорт Бад на другом. К
этому времени большинство обитаемых мостов в Европе было уже
уничтожено, и возникновение подобной архаики в Эйвоне
воспринималось как причуда заказчика и архитектора. Тем не менее мост
Палтни прижился. По нему прогуливались герои Джейн Остин (именно в
Баде происходит действие многих ее романов), сейчас его, порядком уже
обветшалый, с гордостью показывают туристам.
        А вот знаменитый лондонский Тауэр, хотя и представлен на
выставке, реального отношения к обитаемым мостам не имеет. Он возник
чуть позже бадского (между 1886 и 1894 годами), и в единственном
строении, на нем находящемся, размещен всего лишь механизм для
разведения моста.
        Британский совет, решивший перевести выставку из Лондона в
Москву, намеревался поначалу разместить ее на бывшей станции метро
"Ленинские горы". Отчистить вестибюль, отдраить стекла и пустить по
метромосту всю ту же "реку времени", подкачивая в нее помпой воду. Но
московский метромост в таком состоянии, что ни о каких "реках времени"
речи идти не может. Проект переместился в менее эффектное, но более
надежное пространство нового здания "Третьяковки".
        Как и в залах Королевской академии художеств, здесь
представлены и проекты нашего века (в том числе проект моста через
Сену российского архитектора Константина Мельникова). Идея "живых"
мостов, ни разу в ХХ столетии не воплощенная, среди архитекторов
популярна. В 1995 году был объявлен конкурс на строительство
обитаемого моста через Темзу. Конкурс выиграли Заха Хадид --
уроженка Ирака, один из самых модных современных архитекторов
Европы, и Антуан Грюмбах.
        В России тоже был объявлен конкурс -- на строительство
обитаемого моста через Москву-реку. Его победителями стали
знаменитые (во всяком случае, в узких профессиональных кругах)
московские архитекторы Юрий Аввакумов и Александр Бродский
(соответственно первое и второе место).
 
Оценка материала:
Нравится
0
Не нравится
Описание материала: Победитель российского архитектурного конкурса "Ожившие мосты" в интервью журналу "Эксперт" сообщил, что собирается построить не более чем макет.

ПредыдущаяНовое о душе
Следующая Москва не годится для автостопа
Остальные материалы раздела: Обычные истории

Оставить комментарий

как гость

Новые альбомы:

Разработка страницы завершена на 0%
Яндекс.Метрика

Поиск

Язык

[ РУССКИЙ ]

Авторизация


Войти в social_apps
Social Apps
https - перейти на защищенную версию сайта

Поддержка



Подписаться на обновления сайта


Мы в социальных сетях

Мы в социальных сетях

Изменить размер шрифта: + -

Полезные советы...

Навигация


Новые материалы

Картинка недели

Адрес страницы: Действительный адрес: http://wfi.lomasm.ru/русский.обычные_истории/шансов_реализовать_проект_моего_моста_практически_нет